ФИЛОСОФСКО-ИРОНИЧЕСКИЙ КОНТЕКСТ ПОВЕСТИ М. АРОМШТАМ “КОГДА ОТДЫХАЮТ АНГЕЛЫ”

Искусство, литература всегда были связаны с широким спектром философских проблем бытия. Взаимоотношение поколений, межличностные отношения, духовный мир человека, проблемы образования – все эти вопросы волновали не одно поколение писателей, которые всегда дышат атмосферой эпохи.

М. А. Аромштам в повести “Когда отдыхают ангелы” открыто заявляет о несовершенстве современной образовательной системы, о лицемерии школьной системы ценностей. И это неслучайно. Педагог, девятнадцать лет проработавший в школе, кандидат педагогических наук, журналист, мать двоих детей, она не может не размышлять над вопросом, сформулированным в ее книге: “…прошло время, когда в педагогике требовалось задавать вопрос “Что?” — “Что надо делать?”. Теперь настало время другого вопроса — вопроса “Как?” — “Как делать это «что»?”

Одним из замечательных инструментов разоблачения и переоценки отживших ценностей, по мнению В.М. Пивоева, является ирония. Маркерами иронии в тексте могут быть нарушения стиля, повторы, иносказание, притча, перифраз, аллюзия, цитация и т.п. Анализируя современную литературу, можно говорить о субъективно-авторской природе  иронии, которая зачастую превращается в структурный элемент текста и проявляется в отношении автора к общефилософским проблемам. “Ирония выражает неудовлетворенность субъекта устаревшей системой ценностей, при отсутствии возможности прямого практического преобразования их она является средством непрямого побуждения к этим преобразованиям. … Ирония эффективна в борьбе против всего косного, изжившего себя” [4, 96].

В повести М. Аромштам ирония развенчивает не только ложные педагогические догмы. Иронической оценке подвергаются различные сферы жизни: взаимоотношения учителя и ученика, учителя и родителей, одноклассников, проблема неполной семьи, отношения отцов и детей, выбор круга чтения, проблема мотивации педагогической деятельности. Композиция повести – повествование ведется от лица школьницы Алины и ее учительницы Марсем (Марии Семеновны) – позволяет раскрывать и осмысливать поднятые проблемы с разных точек зрения – ребенка и взрослого.

Иронией, близкой к сарказму, пронизаны строки о первой учительнице: “Существует такой закон: надо любить свою первую учительницу. Все дети подчиняются этому закону. И Татьяна Владимировна для этого закона очень подходила. Она была красивой, в модной кожаной юбке и с ногтями, выкрашенными маленькими оранжевыми квадратиками”.

Вопрос, что же является определяющим в воспитании детей, какие ценностные ориентиры должны быть у педагога, не мог быть не поднят автором повести: “На следующий день конкурсанты должны были отвечать на вопросы. Марсём спросили, какие педагогические ценности являются для нее ориентиром в работе. Ей просто повезло! Так считали все участники конкурса. Нужно было сказать про любовь к детям и демократический стиль общения. Если детей любить и демократически с ними общаться, они вырастут активными гражданами и будут горячо любить свою родину.

Но Марсём вдруг замялась. Она сказала, это сложный вопрос. Она предпочла бы отвечать на другую тему”. В данном контексте ирония не является средством отделения истинного от ложного, она заставляет задуматься над поставленным вопросом, подчеркивает возможность различных точек зрения на один и тот же предмет.

Писателя также волнует вопрос чему и как учить будущих педагогов. Не секрет, что обучение в педагогических университетах давно уже не является эффективным, студентов зачастую обучают специалисты, не имеющие к школе никакого отношения: “С места поднялась одна очень важная дама, доктор наук. В ее толстой-претолстой диссертации рассказывалось о педагогических ценностях. Целых сто страниц про то, как учитель должен быть устроен изнутри, еще сто — что должно быть у него снаружи, и двести — как это совместить. От студентов, обучавшихся в педагогических институтах, требовалось содержание диссертации запомнить и четко на экзамене изложить. А если их усилия ни к чему не приводили, не было ни малейшего шанса получить диплом”. В данном случае ирония – это инструмент разоблачения и переоценки отживших ценностей, который внушает негативное отношение к тому, что уже исчерпало свой ценностный потенциал.

В дневниках Марсём размышляет о роли и месте учителя, о его отношении к воспитанникам. Постоянная самоирония сопровождает раздумья учительницы, к примеру, о том, что же является учительским счастьем. В данном случае М. Аромштам предлагает читателю разделить ее собственное представление о самом важном  во взаимоотношениях учителя и ученика –  взаимопонимании: “Учительское счастье слегка напоминает счастье идиота.

Ну, и действительно: сначала со шкафчиков свинтили магнитики, и ты впал в истерику. Потом магнитики привинтили обратно, и ты готов прыгать до потолка. Разве не идиотизм? Кому из нормальных людей можно объяснить, от чего ты, собственно, прыгаешь?

Поэтому объясняю — исключительно для потомков: прыжки вызваны внезапным открытием: твои дети — вполне человеки! С явно выраженными признаками внутренней жизни. Ты решился доверить им свое тайное знание, и они тебя поняли!”

Сегодня очень актуальной является проблема чтения. Не секрет, что современные подростки очень мало читают, программную литературу предпочитают постигать, просматривая краткое содержание произведений. В семейном воспитании практически отсутствует семейное чтение. М. А. Аромштам является главным редактором сайта «Папмамбук», главной задачей которого является привить интерес к чтению. В повести звучит иронический комментарий автора о круге чтения ребенка, маркером иронии является парадоксальное переосмысление всем известного утверждения «Книга – друг человека»: “Мама пугалась. Но дедушка только веселился. Оказалось, он вполне разделяет ненависть Марсём к букварям и учебникам чтения.

Алина давно научилась читать, — говорил он. — И вряд ли ей интересно узнать про чью-то чужую «маму», которая «мыла раму». Чтение, Оленька, — вещь интимная, глубоко личная. Книга — человеку друг, а не чиновник высшего ранга. И никто не имеет права принуждать меня читать что бы то ни было. Даже очень важное”.

Таким образом, мы видим, что ирония, устанавливая особую связь между автором и читателем, пронизывает все уровни текста повести и проявляется в авторском отношении к философским проблемам бытия, а именно к проблемам, определяющим вопросы воспитания и образования современного ребенка.

 

Литература

  1. Аромштам М.А. Когда отдыхают ангелы. [Электронный ресурс] / М.А. Аромштам. Режим доступа:http://loveread.ec/read_book.php?id=37520&p=1
  2. Беляева Е. В. Структура иронического [Электронный ресурс] / Е. В. Беляева // Философия и социальные науки. – 2015. – № 1. Режим доступа: http://elib.bsu.by/bitstream/123456789/123742/1/Беляева
  3. Петрова О.Г. Ирония и разные типы комического в художественном тексте. [Электронный ресурс] / О. Петрова. Режим доступа: http://xn--e1aajfpcds8ay4h.com.ua/pages/view/349
  4. Пивоев В. М. Ирония как феномен культуры / В.М. Пивоев. Петрозаводск: Изд-во ПетрГУ, 2000. 106 с.